«Вперёд, в пампасы!», ещё кусочек

 

Новая Земля, База по приёму переселенцев

и грузов «Eastern Europe and North-Central Asia»

 

Поезд внушал. Перед наглухо забранным в стальные листы и противокумулятивные решётки дизельным локомотивом прицеплен броневагон с двумя спарками АГС/пулемёт 12,7 на каждой стороне. И АГС и пулемёт буржуинские, не наши, так что название не скажу – не разбираюсь я в этом. Броневагон тоже забран в решётки, а перед ним ещё и открытая платформа идёт, заваленная мешками с песком. Ну, это понятно, на случай подрыва. Ещё один броневагон замыкает состав, на нём две башенки с …ээ..«Миниганами», кажется. И ещё одна пулемётно-гранатомётная спарка назад смотрит, но её отсюда не видно, как объяснил мне Сэм. Он вообще разговорчивый малый, даже чересчур немного, откровенно говоря. За те пятнадцать минут, что я дожидался на длинной, сваренной из металлической решётки платформе прибытия поезду, эта самая его разговорчивость мне успела малость поднадоесть. Интересно, он от природы такой общительный, или по работе?

Между двумя воплощениями милитаризма в голове и хвосте поезда, тянулись самые обычные вагоны, без всяких изысков – три пассажирских, два грузовых и полторы дюжины открытых платформ с техникой и штабелями ящиков. По словам всё того же Сэма, болтливого и черношкурого уроженца Миннеаполиса, раньше и пассажирские вагоны были бронированными, но нападений на поезд не было уже лет пятнадцать, так что их, по мере износа, заменили на нормальные. Время от времени встаёт вопрос и о снятии с линии броневагонов, но никто не хочет брать на себя ответственность за такое решение. А если вдруг какой нехороший человек таки захочет скосплеить Великое ограбление поезда? Сразу назначат виноватым. Ну, при всей моей нелюбви к перестраховщикам, в данном случае, предосторожность оправдана. Если уж где в этом мире и стоит «грабить корованы», так это здесь.

Дима с Олей, стоя в грузовой секции железнодорожной станции, внимательно наблюдают, как Сэм краном закидывает их «буханку» на платформу и там двое его коллег крепят машину. Очень быстро, кстати, от начала до конца процедуры и пяти минут не прошло. Чувствуется сноровка, приобретённая с опытом. Почему они по дороге не поехали? Отговорили их. Сезон дождей скоро заканчивается, всё это время лило немилосердно, так что поездка превращается в игру на рулетке: «утонешь/не утонешь». Всё, хватит стоять, скоро поезд отходит. Взмахом руки попрощавшись с Сэмом, захожу в средний из пассажирских вагонов.

Ничего так, чистенько и цивильно. Места для багажа возле тамбуров, по два ряда кресел с каждой стороны, у каждого окна столик, с обеих сторон от него кресла. Занавесочки на окнах. Так, в вагоне получается… раз-два-три…девять столиков с одной стороны, у каждого по четыре кресла, с другой стороны аналогично, получается 72 места в вагоне. Занято чуть больше половины, большинство свежеприбывшие переселенцы, по поведению и внешнему виду заметно. Но также есть несколько орденских в «песочке», а вон тот тип в гражданке явно здесь не новичок. Подсяду-ка я к нему, может, что интересное узнаю.

Фуф! Приятно в кресле очутиться. Что-то меня малость колбасит, и температура поднялась, кажется. Непонятно, это от прививок, или от того, что позапрошлой ночью замёрз, как собака.

Поезд, чуть дёрнувшись, тронулся с места. За окном поплыл местный пейзаж, в который я с неподдельным любопытством впился глазами. Мне же здесь жить предстоит, как-никак.

Вообще, больше всего похоже на западноафриканскую саванну в сезон дождей. Приходилось бывать. Буйство зелёной травы и кустарника, то тут то там поднимаются зонтики отдельно стоящих деревьев, кругом лужи и ручьи. Положительное отличие от саванны в Западной Африке – обилие живности. В какой-нибудь Нигерии-то всю давно выжрали под корень, включая львов и крокодилов, а здесь, вон, стадами бродит, причём разнообразная. О, нифига себе, чудище какое! Вот, кстати, и повод завязать разговор с попутчиком. Пожалуй, стоит сразу с английского начать, он же не на нашей базе садился.

— Ничего себе, здоровенный какой! Это что за зверюга?

Дочерна загорелый мужик лет сорока флегматично глянул в окно на нежащееся в гигантской луже нечто, больше всего напоминающее мохнатого трицератопса, и кивнул.

— Да, впечатляет, особенно, в первый раз когда видишь. Это рогач.

— Удивительно, и поезда не боится.

— Территория вокруг Баз – рай для животных. У здешней орденской администрации весьма строгие правила насчёт охоты, а чужих сюда и вовсе не пускают. В окрестностях Порто-Франко Вы такого не встретите, там местные охотники всё перестреляли давно.

— А Вы оттуда? Я Виталий, кстати. Вчера прибыл, из России.

— Алекс. Нет, я из Нью-Рино. По делам здесь.

Откуда он прибыл на Новую Землю и что за дела такие Алекс меня посвящать не спешил, так что я решил не проявлять излишнего любопытства в этом плане. А вот насчёт общей информации стоит его расспросить, пожалуй.

— Не расскажете немного о Нью-Рино? Много успел услышать за эти сутки, но всё из третьих уст. Действительно всё так …мм… своеобразно там?

Алекс (не могу определить национальность, кстати, непонятный акцент) чуть раздражённо поморщился.

— Ну, я же не знаю, что Вы слышали. Прекрасный город, мне нравится.  Второй по размерам на Новой Земле после Мекки, кстати. Почти четыреста тысяч человек. Есть всё, что нужно. Людям не мешают жить и заниматься тем, чем им хочется, пока они делают тоже самое одолжение окружающим.

На этом мой собеседник умолк, и задумчиво уставился в окно. Это в мою сторону, что ли, намёк был? Ну, ладно, навязываться не буду, хрен с тобой.

Через некоторое время поезд замедлил ход, и динамики под потолком сообщили, что мы прибываем на базу «North America», стоянка пятнадцать минут. Алекс встрепенулся и достал из кармана серой жилетки пачку сигарет.

— Нет желания подымить?

— Нет, спасибо, я бросил.

— Это правильно. Я тоже регулярно бросаю. Ладно, пойду, а то до Порто-Франко не дождусь

Возможно, и стоило бы вместе с ним пойти, для налаживания контакта, но как-то неохота под дождём мокнуть. Самочувствие, опять же, не очень.

Наше окно смотрит на противоположную от базы сторону, так что ничего нового, по сравнению с поездкой, в нём не показалось. Окно на противоположной стороне демонстрировало обшитую сайдингом стену какого-то здания, на фоне которой время от времени проходили под дождём люди в «песочке» или гражданке. Ничего интересного, короче.

В вагон зашло с десяток новых пассажиров, все в гражданке. Два молодых, спортивных парня хотели было усесться передо мной, но, узнав, что место у окна занято, сели лицом друг к другу у прохода.

— Привет!

— Привет!

— Я Джей, а это Рич. Мы из Эл-Эй.

— Виталий. Из Москвы. Рад познакомиться.

— Да, мы тоже. Ви́тали, так?

— Ага.

— Мы только сегодня перешли. А ты?

Блин, вот что за непруха? Те, от кого можно узнать что-то интересное, не горят желанием общаться, зато таких вот, ни хрена полезного не знающих, не заткнёшь. Эхе-хе-х… Ладно, понятно, ребята нервничают, вот их на логорею и пробивает.

За пять минут, оставшиеся до отправления поезда, рыжевато-веснушчатый Джей и брюнетисто-белокожий Рич успели мне поведать о своём возрасте (по двадцать пять обоим), профессии (что-то скучно-офисное, лень было вслушиваться), хобби (сёрфинг, конечно же), семейном положении (холосты и бездетны) и только собирались перейти к планам на будущее, как поезд тронулся и на своё место вернулся распространяющий вокруг себя запах сигаретного дыма Алекс.

Оба представителя калифорнийской молодёжи мгновенно опознали в нём старожила и, естественно, переключили внимание с меня. Что, в принципе, хорошо. Плохо же то, что теперь я не смогу спросить у Алекса ничего, мне интересного – эфир наглухо забит помехами типа «а что это за зверушка?» и «как в Порто-Франко с сёрфингом?». Впрочем, терпения Алекса хватило ненадолго, минут через пятнадцать он сослался на усталость и откинулся назад, прикрыв глаза. Интересно, снова за меня теперь примутся?

Принялись, но не сразу – около получаса заняло обсуждение услышанного, от попыток втянуть меня в которое я отбивался репликами в духе «ээ..ну…» и «мдя…».

— Ви́тали, а ты куда вообще едешь?

Показалось, или вроде как дремлющий Алекс чуть пошевелил ухом?

— Пока что в Порто-Франко. Там осмотрюсь, разузнаю, что к чему. Всё равно, по морю навигация только через три недели откроется, мне сказали, а дороги недель через шесть высохнут, в лучшем случае. Спешить некуда. А вы, парни, куда собираетесь?

— В Калифорнию, чувак, куда же ещё? Как добраться только не очень понятно.

Здравствуйте, я ваша тётя. Блин, зря я так и не успел Жорины буклеты изучить. Проснулся за час до отправления поезда, только и успел что умыться-собраться-позавтракать.

— А тут есть Калифорния?

Парни синхронно выкрикнули «Конечно!», вызвав недовольное сонное бурчание Алекса, и, достав из маленького рюкзака карты, принялись просвещать невежду.

Калифорния на Новой Земле таки есть. За десять с лишним лет, прошедших с написания «Земли лишних», границы обитаемого мира малость подраздвинулись, скажем так. В частности, теперь на карте можно увидеть весь Север целиком, т.е. от устья Амазонки и до двух мысов, омываемых Северным океаном – далеко на северо-западе и, ещё дальше, на северо-востоке. В общем, граница Латинского Союза и Китая, проходящая более-менее по водоразделу между бассейнами океанов на западе и востоке соответственно, примерно через тысячу километров упирается в сильно заболоченную низменность на берегу огромного залива (не меньше Большого по площади) с поэтическим названием «море Туманов». Это самое море образовано двумя «рогами» полуостровов – потоньше и покороче, уходящего на северо-запад, и потолще и подлиннее, вытянувшегося на северо-восток. Этими полуостровами, собственно, Северный континент и заканчивается. Странно, кстати, что, с учётом здешней склонности к простоте (Большой залив, Северный океан, Большая река и т.д.) море Туманов не назвали Треугольным заливом,  хе-хе. По форме очень даже подошло бы.

Sorry, отвлёкся. Так вот, этот самый северо-западный полуостров, размером, плюс-минус, в полторы староземных Калифорнии, уже четыре года как занимала Калифорнийская республика, со столицей в горном городишке Сонома, выделенном на карте звёздочкой, и двумя городами побольше – Лос-Анджелесом на западном берегу и Фриско на восточном. Климат, как заверяла брошюра, очень напоминает калифорнийский. Единственная проблема состоит в том, что по суше Калифорния граничит с Латинским Союзом, ехать через всю территорию которого для обычного мирного путешественника весьма рискованно. То есть, как объяснил Джею и Ричу проснувшийся и подключившийся к дискуссии Алекс, не факт, что случится нехорошее, там не староземное Сомали, в конце концов, но шанс влететь есть, и довольно высокий.

Проявивший неожиданный интерес к судьбе двух любителей сёрфинга, житель Нью-Рино вкратце огласил список имеющихся у них опций:

— Садиться в Порто-Франко на корабль, идущий в Калифорнию. Грузовые корабли из главного порта планеты ходят всюду, так что найти подходящий особой проблемы не составит. Минус – долгое и унылое морское путешествие: вдоль берега Европейского Союза с заходом в Нойехафен, потом вдоль берега Китая с заходом в Шанхай, после этого вокруг огромного северо-восточного полуострова, с заходами аж в четыре индийских порта, затем опять короткий участок китайского побережья моря Туманов, с портом Далянь, ещё более короткая полоска, на которой к морю Туманов выходит Латинский Союз с портом Антофагаста, и вот она, наконец, вожделенная Калифорния, порт Фриско. Даже перечислять устаёшь, правда? А представьте всё это путешествие просидеть на не самом комфортабельном грузовом судне.

— Ехать сушей через Нойехафен в Китай, и там через всю страну в Далянь. Вариант мутный, потому как китайцы, единственные из всех северных стран, не разрешают свободный транзит через свою территорию, и что там начальнику смены пограничников взбредёт в голову, знает только дух Великого Кормчего. Может и завернуть обратно.

— Ехать сушей в Бразилию, там, в Рио или Баийе, искать судно, идущее в Лос-Анджелес, с остановками в латинских портах Веракрус и Кайао. В принципе, тоже не самое весёлое занятие на свете, автомобили и саванну видеть после такого явно долго не захочется.

Потенциальные новокалифорнийцы, ошалевшие от изобилия полученной информации, поблагодарили Алекса за ценные советы и погрузились в задумчивое молчание. Слава Ктулху. Впрочем, мы уже почти приехали, судя по всему. Отдельные фермы попадаются всё чаще, а вон там, впереди… да, точно, городская черта. Посмотрим, что за Вольный город такой.

 

II

 

Новая Земля, Вольный город Порто-Франко,

Вокзальная площадь

 

— Во-о-он там, видишь? Угол выглядывает, из жёлтого кирпича.

— Ага, вижу.

— Гостиница «La Princesa Inca». Самая нормальная из недорогих, только номера с окнами в сад берите.

— Спасибо!

— Давайте, удачи.

Попрощавшись с нами, Алекс запрыгнул в ожидавший его слегка побитый жизнью «ЛендКрузер», за рулём которого сидел такой же загорело-бывалого облика мужик, но чуть моложе, и убыл. Оставив меня на площади перед вокзалом, в компании Джея, Рича и их «Вранглера», обвешанного всяческим барахлом так, что саму машину почти и не видно. Одних досок для сёрфинга я шесть штук вижу. Куда им столько, на двоих-то?

— Ну что, парни, вы давайте на машине, а я пешком прогуляюсь.

— Да зачем, смотри, уместимся все… Вон, Джей сбоку повиснет, а ты садись.

— Не-не, я спасибо, но я сам хочу прогуляться. Засиделся в поезде.

Молодые калифорнийцы искренне не поняли, как это человек может хотеть идти пешком триста метров, когда можно ехать на машине, но, в конце концов отстали. Видимо списали на русское варварство. А мне и в самом деле хочется прогуляться. Из машины вы новый город не почувствуете, а тут не просто новый город, а целый новый мир.

Железнодорожный вокзал в Порто-Франко расположен возле Морского вокзала (вон он, собственно, симпатичное трёхэтажное здание из сине-зелёного кирпича, оформленное в корабельной тематике) и порта. Я краны прямо отсюда вижу. В центре большой, вымощенной жёлтым кирпичом площади оборудована большая пешеходная зона, с фонтаном, лавочками и деревьями, а высаживающие/подбирающие пассажиров автомобили движутся против часовой стрелки по кругу. Южная половина площади ограничена двумя вокзалами, а вот на севере трёхэтажной разноцветно-кирпичной стеной встают гостиницы (в основном с ресторанами на первом этаже). С северо-запада и северо-востока же на площадь выходят две широкие улицы, на первую из которых мне и надо. Гостиница, о которой говорил Алекс, расположена там.

Вообще, конечно, не факт, что останавливаться в гостинице, о которой тебе рассказал случайный знакомый в поезде, это хорошая идея. Ибо знакомый, как вариант, может оказаться совсем не случайным. И «неслучайность» эта может быть вызвана, например, тем обстоятельством, что, не далее как вчера, я внёс на счёт пол ляма баксов, превратившихся в полторы сотни местными тугриками. Тот же Жора вполне может скидывать кому-то инфу, за скромное вознаграждение. Или толстая армянка в отделении банка. Или ещё кто-то. С другой стороны, встретить меня здесь и незаметно проследить тоже никакой проблемы не составит, так что, пожалуй, не будем параноить.

Погода примерно такая же, как и вчера, разве что дождь перешёл из крейсерского режима «идёт» в экономный режим «моросит». Толпа вновь прибывших довольно шустро рассасывается по машинам и гостиницам, случайных прохожих на площади и улицах почти нет. Несколько бродячих торговцев под зонтиками, предлагающих …ээ… а хрен его знает, что. Ко мне не подходили, а самому интересоваться лень. Снедь какую-то, наверное. Гостиничные зазывалы остались позади, сразу за полицейским постом у перрона. Кстати, что любопытно – ID прокатывали не орденские, а местные, в темно-синей форме, техасских белых шляпах и с нашивками «Porto Franco Police Department».

Подойдя к гостинице, довольно уютному на вид трёхэтажному зданию из жёлтого кирпича, обнаруживаю калифорнийский «Вранглер» на стоянке, а его хозяев нахожу уже внутри, бойко что-то обсуждающих с совсем молодым парнишкой за стойкой. Характерное смугло-носатое лицо и прямые, угольно-чёрные волосы за версту выдают в их собеседнике уроженца Анд.

— О, Ви́тали, заходи. Это Пако.

Hola, Пако.

Hola, señor Vítali! ¿Habla usted castellano?

Solo un poco. Lo entiendo bastante bien, pero no soy bueno para hablar. Prefiero inglés.

Надо бы, кстати, испанский подтянуть. Может пригодиться.

¡Sí, señor! Por supuesto. Какой номер Вы хотите?

— Горячий душ, двуспальная кровать, второй этаж, окна в сад. Есть такой?

— Конечно, сеньор. На какой срок планируете остановиться?

— Ну, на неделю пока, там посмотрим.

— Если снимаете на десять дней и больше, сеньор, скидка 20%.

Está bien. Десять дней.

— 160 экю за десять дней, сеньор.

Вообще, вспоминая края, откуда этот самый Пако родом, стоило бы сначала подняться и посмотреть номер. Но что-то меня от прогулки снова колбасить начало, да и вообще, лень ходить по гостиницам и искать, где лучше. Не думаю, что там полный свинарник, гостиница выглядит довольно ухоженной. Но вот карточкой здесь расплачиваться я точно не буду. Плавали, знаем.

Пока я расплачиваюсь, Джей с пулемётной скоростью о чём-то там трещит на испанском (perdóname, на castellano) с потомком инков. Блин, мне казалось, с восприятием языка конкистадоров на слух у меня проблем нет, фильмы и новости смотрел когда-то, а тут только отдельные слова успеваю разбирать, одно из четырёх, не больше. Точно, надо подтягивать. Знание языков – это ресурс, и давать ему просто так покрываться ржавчиной будет глупо.

Номер вполне приличный. Чисто, достаточно просторно, большое окно, в котором вместо стекла деревянные жалюзи, выходит на огромный куст (или маленькое дерево) чего-то розового, цветущего и приятно пахнущего, несмотря на дождь. Сама комната обставлена в аскетично-колониальном стиле, с солидной, тяжеленой даже на вид мебелью из тёмного дерева. Что у нас там с санузлом… Млять! Вот не зря же мелькала мысль сначала посмотреть номер. Нет, тут не грязно, всё вполне прилично. Вот только на душе установлен проточный электронагреватель. Откуда у них такая любовь к этому извращению? Помню, в Кито подобная штуковина так коротнула прямо у меня над головой, что чуть сердце не лопнуло от неожиданности. Эхе-хе-х… Ладно, что уж теперь.

Раздевшись до трусов, падаю на кровать. Фуф… Что-то я притомился, однако. Интересно, всё-таки, это следствие прививок, или я в Москве грипп подхватил? Гулял он там как раз, помнится. Блин, не хотелось бы.

Ладно, раз сил выбираться в город нет, имеет смысл посвятить время изучению Жориных «брошюрок». А то я до сих пор на книжку более чем десятилетней давности полагаюсь, к тому же художественную, как выяснилось.

Начнём-ка мы, пожалуй, с географии. А конкретно – с карт. Всё равно, глаза на них так и косят, сами собой. Ага…

2 комментария

  1. Вкусно, когда ждать книгу?)

Leave a Reply