«Вперёд, в пампасы!», третий кусочек

 

Новая Земля, Вольный город Порто-Франко,

Стейшн-Стрит, гостиница «La Princesa Inca»

 

Собственно, «географический» именно из карт и состоит, чуть меньше, чем полностью. Сведений по политике, демографии и экономике практически никаких. Что-то мне подсказывает, что дело не в их отсутствии, а во всё той же политике, которая местным с 1973 года мешает нормальные железные дороги проложить. Впрочем, кое-какой прогресс в этом плане имеет место быть, судя по картам… Ладно, не стоит разбрасываться, даёшь систематичность. Я сейчас в Порто-Франко, вот с него и начну. А потом против часовой пойду.

Так, «Вольный город Порто-Франко», город-государство на стыке территории Ордена и Европейского Союза, население… а где данные по численности жителей? Смотрим легенду… блин, по городам численности населения нет. Мудаки. Тут-то уж что им помешало? Ладно, будем по значкам ориентироваться. Та-а-к… ага, «от 30 000 до 100 000 человек». Хм… Вообще, странно, конечно. Если я что-то понимаю в этой жизни (а я, смею полагать, таки понимаю), Порто-Франко должен быть, как минимум, милионником. Уж во всяком случае, самым большим городом на местном глобусе. А, чёрт, нет же пока местного глобуса, карты только. Ну, вы поняли мою мысль. Транспортный узел, через который идут почти все люди и грузы со Старой Земли, неизбежно должен принимать у себя толстый-толстый слой осадка со всех этих потоков. Но этого, по каким-то причинам, не происходит. Странно. Надо будет потом посмотреть буклет, который менты на вокзале раздавали. Возможно, там найдётся объяснение. Ладно, ставим зарубку в памяти, идём дальше.

Дальше у нас идёт Европейский Союз. Одно из местных сосредоточий цивилизации, насколько я понимаю. В разрезе планов на будущее, стоит присмотреться. Что у нас там на демографическом фронте? Крупнейшие города тоже «30-100», и таких городов в ЕС… ага, четыре: Нойехафен, Виго, Леон, Палермо. Из них два – порты, Нойехафен на восточном побережье, к северу от Порто-Франко, и Виго – на южном. Похоже, европейцы, вырвавшись из тесноты Старого (в обоих смыслах, хе-хе) Света, наслаждаются обретённым простором и в большие города не рвутся. Ну, может, оно и правильно. На природе жить для здоровья полезнее. Что там у них с транспортом… Ага, построили две железнодорожных ветки, одну от Виго к Леону, другую от Нойехафена к Палермо. Почему не соединили? Там осталось-то километров двести с копейками, судя по карте. Тоже «политика», или не успели ещё? Непонятно. Ага, а тут ещё и климатические карты есть, отлично. Тут им политика не помешала. Ну, с «Новой Европой» в этом плане всё понятно, жаркое сухое лето и прохладная дождливая зима, типичный климат саванн. Бывали мы в таких местах, и даже жили и работали, хе-хе.

Дальше… Дальше у нас Китай. Граница на юге с Европейским Союзом, идёт по горам, на западе с Латинским Союзом, тоже по горам (вернее, по тому месту, где они заканчивается огромное плоскогорье, на котором большая часть Латинского Союза, собственно, и расположена). Дальше, на севере, континентальный массив заканчивается, и начинается огромный, уходящий далеко на северо-восток «правый рог» – полуостров, занятый Индийским Союзом. Одни союзы вокруг бедных китайцев, понимаешь. Столица – Бейджинг (а где у ЕС столица, кстати? Почему на карте не выделена?), население «от 100 000 до 300 000 человек». Порт Шанхай на восточном побережье, к северу от Нойехафена. Ну, и от нас, соответственно. Население «30-100», аналогично Нойехафену. Мля, ну вот зачем это извращение, почему нормальные данные дать нельзя? Что там ещё у китайцев… Ещё несколько городов, порт Далянь на море Туманов, далеко к северо-западу, железка от Шанхая к Бейджингу… Короче, чёрт с ними, с китайцами. Селиться у них я точно не собираюсь, а для праздного любопытства время как-нибудь потом найду. Климат, разве что, глянуть. Ну, что и ожидалось – чуть более континентальная версия того же самого. Летом чуть жарче, зимой заметно прохладнее, вплоть до заморозков, дождей немного меньше, если подальше от побережья смотреть.

Индийский Союз. Интересно, у европейцев отдельные провинции не выделены, а вот у индусов и латиносов – вуаля. С чего бы так? Что мы имеем… Шесть провинций: Махараштра, Гуджарат, Орисса, Бенгалия, Бихар, Пенджаб, плюс маленькая федеральная столичная территория в горах, Варуна. Интересно, все шесть штатов «арийские», ни одного дравидийского среди них нет. Случайность? Не думаю, хе-хе. Население, кстати, довольно приличное, для образованной шесть лет назад территории – все столицы штатов «30-100». Железки, правда, не успели пока протянуть, но этот момент они нагонят, я думаю. Ну, индийцев на Старой Земле много, и живут они хреново, так что, темпы роста не удивительны. А вот столица что-то у них не очень растёт, всего лишь «от 10 000 до 30 000 человек». Климат уже прилично отличается от здешнего. Впрочем, оно и понятно, так далеко на север, да и водные массы кругом. У основания полуострова похож на северный берег Мексиканского залива – жаркое дождливое лето, прохладная сухая зима. Дальше постепенно меняется до умеренного, как на Восточном побережье Штатов (староземных, не здешних), а крайний северо-восток вообще на Шотландию скорее похож, и рельефом, и климатом. Как там ориссцы себя чувствуют, интересно? Хотя, хрен с ними.

Про Калифорнию уже говорили, не вижу смысла повторяться. Надеюсь, Джей с Ричем до неё удачно доберутся. Нормальные ребята, вроде бы, хоть и надоедливые малость.

Латинский Союз. По территории – самое большое государство на Севере. Если его можно назвать государством, конечно. Этот момент пока не ясен. Столица в Ситьо-де-ла-Луз, полтора десятка провинций, два города с населением больше тридцати тысяч – столица и порт Веракрус на западном побережье. Ой, нет – Веракрус даже больше ста тысяч. Железных дорог нет, что и не удивительно, судя по тому, что я знаю о латиносах. Почти ¾ территории приходится на аналог староземного Альтиплано, ну, чуть теплее и влажнее, но ненамного. Собственно, оно и не удивительно – не зря же соплеменники Пако туда сбежались. Вдоль западного побережья идёт узкая полоса прибрежной пустыни, как в Перу. На стыке пустыни и моря стоит местный мегаполис Веракрус, и, севернее, второй порт – Кайяо. Крайний северо-восток занят болотистыми низменностями на побережье моря Туманов. Идём дальше на юг.

Бразилия. От плато Латинского Союза граница идёт на юг, проходит по невысокой горной цепи, к востоку от которой лежит Американская Конфедерация, дойдя до Новороссии поворачивает на запад, пересекает Амазонку, ещё один горный хребет, после чего, наконец-то, упирается в океан. Столица в Сао-Бернабеу, на Амазонке, плюс два порта на океанском побережье – Рио-де-Жанейро и Баия. Все «30-100». Судя по тому, что пустыни вдоль западного побережья у них нет, а есть вполне себе буйная тропическая растительность, холодное течение уходит от берега где-то в районе границы с латиносами. В целом, климат западнее гор похож на прибрежные области Гвинейского залива, восточнее – на Сахель, сказывается дождевая тень, образуемая горами.

Ну, вот и дошли до сладкого, мдя. Социалистическая Республика Новороссия, во всей красе, прошу любить и жаловать, столица – Демидовск, «30-100», ещё Новая Одесса такого же размера. Особых отличий от «Земли лишних нет», кроме одного – перевалили таки через горы, и застолбили приличный кусок на западном побережье, между бразильцами и ичкерийцами. Даже порт основали, Владизапад. Дурацкое название, кто только придумывал. Ладно, не важно, главное, есть порт, и выход к Западному океану, это жирный плюс. Ага, и дельту Амазонки, как я понимаю, зачистили. Во всяком случае, граница на карте проходит в полусотне километров к югу от неё. И даже крошечный, «менее 1 000 человек» городишко там воткнули, на южном рукаве, чуть повыше места впадения в море. Грозный называется. Ну, молодцы, молодцы. Интересно, как у них там с чеченами дела обстоят? Хорошо, думаю. В том плане, что много их туда шастает, чеченов этих. Климат разнообразный, от полупустыни на границе с Бразилией и дождевых лесов западного побережья до экваториальных болот в дельте Амазонки и саванны, занимающей большую часть восточной прибрежной равнины. Чёрт, ну ведь такая прекрасная страна досталась, мужики! Какого хрена вас потянуло социализм в ней строить, а? Ладно, надо ещё инфу собрать. Может, не всё там так страшно. Железных дорог вон много, опять же, это хорошо. Через горы на запад только не протянули ещё, а так все основные города связаны.

Никакой «кубинской автономии Диких островов» на карте обнаружить не удалось, показана обычная территория СРН. Что, конечно, не говорит о том, что этой автономии нет в реальности. А вот что любопытно, так это то, что маленькая группа из пяти островков на крайнем юго-востоке показана как владение Штатов. Тех, которые со столицей в Зионе. Либо что-то наши недоглядели, в своё время, либо на них надавили, и пришлось идти на компромисс.

По американцам всех мастей никаких отличий от книги не вижу, только конфедераты все свои основные города связали чугункой, а «зионисты» проделали тот же фокус у себя на материковой части и на каждом из двух больших островов. Но две системы не соединяются. Между прочим, судя по карте, вообще ни одной трансграничной железной дороги на планете нет. Что наводит на размышления, мдя. Города небольшие, «30-100» только Форт-Ли и столицы штатов. И то, Форт-Рейган не дотягивает.

Обожаемый Алексом Нью-Рино, центр «Свободной территории Невада и Аризона». Так, а в книге, кажется, территория была не свободная, а автономная. Ну, всё течёт, всё меняется. Да, значок «от 300 000 до 1 000 000 человек», единственный такой город на Севере. Что-то мне экономические механизмы такого роста не совсем понятны, честно говоря. Не настолько здесь ещё высокая численность населения, чтобы поддерживать жизнь Лос-Вегасов такого масштаба. Ладно, соберу больше инфы, разберусь.

Остались просвещённые мореплаватели. Четыре провинции, из них три на островах: Англия, Шотландия и Ирландия. Одна на берегу – Уэльс. Два города с населением «30-100» — Нью-Портсмут в Уэльсе и Роки-Бей в Шотландии. Или «на» Шотландии, хе-хе. Много маленьких городишек.

Переходим к Югу. Здесь границы карты тоже раздвинулись, но меньше. Огромный массив континента идёт на юг, почти не сужаясь и не расширяясь, на востоке берега заболочены до непроходимости, на западе к морю выходят горы, поросшие аналогичной непроходимости джунглями. Что происходит между побережьями – тайна великая есть. Думаю, что в Ордене знают, наверняка авиаразведку провели, хоть самую поверхностную, но на карте отображать не торопятся, пока что.

Тук-тук.

Млять, в дверь стучатся. Кого там нелёгкая принесла?

— Ви́тали! Ты спишь?

Охренительный вопрос. Что он рассчитывает услышать в ответ? «Да, сплю!», или что?

— Нет, Джей. Что хотел?

— Да мы с Ричем идём город посмотреть, не хочешь с нами?

Мм… Можно, конечно. Хотя, нет, лень. Чувствую себя неважно. Лучше вон карты ещё поизучаю.

— Не, дружище, я простыл, что-то. В кровати поваляюсь лучше.

— Ок.

Или пойти, всё-таки? Нет, нафиг. На чём я там остановился? Юг, ага.

Города-то у южан побольше будут, кстати. Мекка и Мандела-Сити оба «свыше 1 000 000 человек», Кадиз и Лумумба «от 300 000 до 1 000 000». Приврал, значит, Алекс, его Нью-Рино не второй, а третий, а то и четвёртый-пятый. Хотя, может он просто чёрных за людей не считает, тогда да, Нью-Рино второй получается.

Железных дорог на Юге нет, разумеется. В принципе, не очень он мне в практическом плане интересен. Кое-какие идеи по обустройству и дальнейшей жизни у меня уже появились, и Юг в них никак не вписывается. Хотя… к Кейптауну и Порт-Дели можно присмотреться, как к запасным вариантам. Что там по ним… Кейптаун «30-100», Порт-Дели «100-300». Между прочим, а Индийский Союз и Британская Индия как друг к другу относятся? Любопытно…

Ладно, что-то меня и правда в сон клонит. Надо поспать, пусть организм спокойно борется с заразой, а то совсем расклеюсь. Чего-чего, но этого мне делать никак нельзя. Только новая жизнь начинается.

 

 

Новая Земля, Вольный город Порто-Франко,

Стейшн-Стрит, гостиница «La Princesa Inca»

 

Аа-оОо-уУу-эЭх! Ну, вроде, полегче стало. По крайней мере, таким разбитым себя уже не чувствую. Зато теперь жрать захотелось. Помнится, на первом этаже был ресторанчик, с вывеской «Arequipa». А Арекипа, если кто не в курсе, это столица перуанской кухни. Каковая, по моему скромному мнению, является лучшей в Латинской Америке, кроя мексиканскую и бразильскую, как бык овцу. Аргентинские стейки это святое, понятно, но в остальном – перуанцы рулят.

Умывшись и одевшись, спускаюсь вниз. За стойкой уже не Пако, а его чуть более стройная и высокая копия. Ну, насколько к потомкам инков вообще применимы такие характеристики, как «высокий» и «стройный».

Ресторанчик не особо большой, всего пятнадцать столиков, оформлен в классическом перуанском стиле, с тяжёлой мебелью и обилием керамики и шерстяных украшений на стенах. Ничего так, симпатично. Висит табличка с перечёркнутой сигаретой в красном круге, что радует.

Кухня отделена от обеденного зала каменной перегородкой по пояс высотой, так что, проходя к столику у окна, я наблюдаю четверых поваров, энергично что-то шинкующих и помешивающих в клубах пара и всполохах пламени. Трое из них, кстати, больше на китайцев похожи, чем на индейцев. Впрочем, немудрено, китайцев в Перу полно, как и японцев. Другое непонятно – для чего такой накал трудового энтузиазма? В ресторане всего два столика заняты, ну, я вот за третий сел.

Официантка оказалась довольно симпатичной, ну да это в тех краях распространённое явление – молодая девушка выглядит так, что кровь сама собой отливает от мозга и уходит в места где она больше нужна в такие моменты. Проблема в том, что лет через пять она с вероятностью 90% станет похожа фигурой на маленький холодильник, и мысли о сексе при виде неё будут пропадать начисто.

¡Buenas tardes, señor!

¡Hola!

Девушка, обрадовавшись, что я hablo castellano, затрещала с привычной для латиноамериканских людей пулемётной скоростью. Может, попросить её на английский перейти? Наверняка ведь владеет этой мовой, иначе не взяли бы её официанткой. Нет, раз решил испанский восстанавливать, то и нечего откладывать это дело. Только надо её попросить, чтоб помедленнее тараторила.

Senorita, ¿podría hablar un poco más despacio, por favor? Mi castellano no es perfecto.

Девушка заулыбалась, включила пониженную передачу, и я начал её понимать.

— Вы прекрасно говорите по-испански, сеньор!

— Спасибо. Не то чтоб прекрасно, но стараюсь. Очень красивый язык, мне нравится.

— Спасибо! Принести что-нибудь попить, пока Вы смотрите меню?

— Да, пиво, пожалуйста. Немецкое, разливное, светлое нефильтрованное. Маленькую кружку. И севиче к нему. Такое, поострее чтоб. Севиче же есть у вас?

— Да, сеньор, конечно! Через минуту всё будет!

Ускакала за заказом. А ничего так, красивая, даже очень. Скорее южноевропейского типа, хотя и индейская кровь тоже заметна. И мне улыбается. Интересно, это она в принципе улыбается, потому что работа такая, или конкретно мне, потому что я весь из себя такой симпатичный и положительный? Ладно, там видно будет.

Так, чего бы пожрать-то взять… О, пачаманка у них есть! Но с припиской: уточнить наличие у официанта. Пачаманка, эта такая смесь всякого разного мяса (обычно баранина/свинина/курятина, если для себя делают, а не для туристов, то ещё и морских свинок добавляют), маринованного в специях, и потом запечённого в каменной или земляной печи с картофелем (сладким и обычным), кукурузой, маниоком, перцем чили и много чем ещё. Хлопотно в приготовлении, но дико вкусно.

Вот и пиво, с закусью в глубокой миске. Блин, я уж и подзабыл, какие у перуанцев размеры порций. Такими темпами одной закусью можно наесться. Ладно, справлюсь.

— Ваше пиво и севиче, сеньор. Определились с заказом?

— Да, пожалуй. Скажите, а пачаманка у вас есть сейчас?

Девушка задумалась, мило закусив нижнюю губу.

— Одну минуту, сеньор, сейчас я уточню.

— Спасибо.

Смуглая красавица отошла к стойке, разделяющий зал и кухню, и скороговоркой обменялась репликами со старшим поваром – пожилым, но жилистым и проворным китайцем. Вновь подходит ко мне.

— Будет готова через полчаса, сеньор. Подождёте?

— Да, конечно! Ради вкусной пачаманки я и час подожду. Она у вас вкусная?

— Да, очень! Вот увидите! Вы недавно в Порто-Франко?

— Вчера только прошёл через Ворота. А Вы?

— О, так Вы новичок на Новой Земле! А так и не скажешь, обычно новичков сразу видно. Я здесь уже два года, приехала из Лимы. Это в Перу.

— Я знаю, бывал. Прекрасный город, очень впечатлил. Машин только многовато на улицах.

— А, так вот Вы откуда знаете перуанскую кухню! Да, Лима очень красивый город. Но с работой там плохо, и воздух очень душный. Здесь, конечно, таких красивых зданий нет, да и вообще, не очень цивилизовано ещё, но мне нравится!

В ресторан, одна за другой, зашли две компании, и бывшая жительница перуанской столицы, извинившись, ушла одарять своим вниманием их. Ну, а я пока отдам должное пиву и севиче. По ходу разговора как-то невежливо было бы, наверное.

Фуф! Пиво отличное. Если не ошибаюсь, та же марка, что и в армянском «Рогаче». Великолепное прямо-таки, я бы сказал. Это радует, пиво я люблю. Теперь севиче… умм… сказка! Лучше закуси в мире нет, и не убеждайте меня в обратном. А? Что такое севиче? Мелко нарезанная сырая рыба и прочая морская живность, маринованная с луком и специями в соке лайма. Потом, в зависимости от рецепта, к ней добавляют различную овощь, перцы, приправы и т.д. Вообще, севиче много где готовят, по всей Латине, но вкуснее перуанского мне не встречалось. До сегодняшнего дня. Умм… Теперь ещё глоток пивка… Жизнь удалась!

Откинувшись на спинку стула, изучаю посетителей. Похоже, «Arequipa» пользуется популярностью у самой разнообразной публики, а не только у местной латинской диаспоры. Вообще-то, указанная диаспора, пока что, наблюдается исключительно в виде персонала. Столик прямо передо мной занимает пожилая азиатская пара, степенно и молча вкушающая что-то рисовое. Не знаю, откуда они, но с официанткой общались на английском, значит, не латиносы. Трое парней лет двадцати пяти–тридцати, сидящие за азиатами, явно англичане, этот акцент ни с чем не спутаешь (и хрен поймёшь, между прочим).

За столиком справа сидит одинокий мужик, судя по сандалиям на ногах и совершенно сухой одежде – такой же постоялец, как и я, спустился из номера заморить червячка. Довольно смуглый брюнет, в принципе, мог бы по внешнему виду проканать за латиноса, но, опять же, говорил с прекрасной la camarera на языке Шекспира, а не Сервантеса. Хотя, говорил с заметным акцентом, английский явно не родной, возможно, шифруется. Ладно, дело житейское. Я вон тоже шифруюсь, хе-хе. Немножко.

Вот кто у меня вызывает любопытство, так это компания, сидящая через два столика впереди-справа от меня. Нет, никто там не говорит с характерным чеченским акцентом, и мешочки с золотыми экю не меняют хозяев под столом. Два обычных белых (хоть и весьма загорелых) мужика что-то вполголоса обсуждают на неизвестном мне языке, не вызывающем никаких ассоциаций. Вроде бы, не романский и не славянский, но на 100% не уверен. Любопытны же они тем, что у одного из них на поясе имеется кобура, а в ней, в свою очередь, пистолет. Какой именно, понятия не имею, я не стоволопоклонник, и опыт мой в стрельбе исчерпывается стандартным постсоветским квартетом ПМ – АКС – РПК – СВД. Зато цели были …ээ… ладно, не важно. А, вру, ещё из «Корда» как-то дали стрельнуть, но это уже так, баловства ради.

Пистолет этот мне интересен не сам по себе, а исключительно фактом своего наличия. Мужик зашёл в ресторан у меня на глазах, на оружие никто не обратил ни малейшего внимания. Одет в джинсы и клетчатую рубашку, на человека в штатском при исполнении не похож. Заказал пиво, которое, вообще-то, является алкоголем, если вы вдруг не в курсе. В общем, сразу много выводов можно сделать из всего этого. Конечно, куда рациональнее не сидеть и играть в Шерлока Холмса, а просто почитать буклет, полученный на вокзале. Наверняка, вопрос ношения оружия там раскрыт от и до. Но как-то руки не дошли пока до этого, да и вообще, полезно прокачивать наблюдательность и логику. Пригождается иногда.

Вот, кстати, ещё из категории «наблюдательности и логики» — мой свирепый, острый, как бритва разум раскрыл тайну вкалывающих в поте лица, несмотря на немногочисленность посетителей, поваров. В стене кухни есть окно, выходящее, насколько я понимаю, прямо на стоянку перед гостиницей. Минут пять назад к нему подошёл совсем молодой, лет пятнадцать, индеец, открыл, и теперь бодро принимает заказы на вынос, переправляя наружу упакованные поварами коробочки с яствами. Судя по интенсивности его работы, в городе только что закончился рабочий день (это в Москве шабат на дворе, а здесь среда), и народ заезжает сюда купить ужин и запитать его дома. Хорошо придумано, кстати, с окошком – в противном случае вся эта толпа сновала бы от дверей к стойке, беспокоя посетителей.

Впрочем, внутри людей тоже постепенно прибавляется – зашли три дамы в полном офисном облачении, заняли столик между мной и мужиком в сандалиях, заказали огромную (литра полтора, не меньше) бутыль какого-то «вишнёвого вина», к нему гору порубленного длинными полосками ч’арки. Это мясо, вяленое на солнце и холоде. Тоже хорошая штука, хотя южноафриканский билтонг мне больше нравится. Дамы, громогласно обсуждая на английском каких-то своих коллег, немедленно приступили к артподготовке взглядами на обоих флангах, но я отморозился. Единственная более-менее симпатичная похожа на потрёпанную жизнью копию Сары Джессики Паркер, а это как-то не мой типаж совсем. Интересно, а почему они возле трёх англичан не сели? Количество совпадает, те лет на семь-десять моложе, правда, ну это не критичная разница. Ладно, их дело. У меня тут своих проблем хватает – севиче закончилось! И пиво на исходе.

В зале появилась вторая официантка, ещё моложе первой – на вид лет семнадцать, не больше. Тоже симпатичная. Несколько пухловата, но мужику в 35 почти любая семнадцатилетняя девушка кажется достаточно симпатичной, по моим личным наблюдениям. В смысле, достаточно для того, чтобы. Ну, вы поняли. Сверху спустились две компании постояльцев, ещё одна пара (чернокожие, у мужика кобура на поясе, у девушки под курткой, но заметно, никто не обращает внимания) зашла с улицы, и вот зал уже полон людей. Про меня не забыли, интересно, во всей этой суматохе?

Не забыли. Чуть запыхавшаяся дочь инков уже тащит здоровенную керамическую миску с горой печёного мяса и овощей. Блин, как же я всё это съем-то? С помощью пива, как же ещё.

— …Ээ… Простите, как Вас зовут?

— Соледа́д, сеньор…

— Виталий. Какое красивое у тебя имя. Немножко грустное,[1] но красивое.

Вроде как, и на ты между делом перешёл, хе-хе. В испанском, в отличие от английского, есть разница между «ты» и «Вы». Это англосаксам приходится такие нюансы интонацией подчёркивать.

Красавица с грустным именем ухитрилась лёгкой гримаской выразить одновременно и благодарность за комплимент, и нетерпение в духе «ну говори уже что хотел, мне работать надо». Ладно, действительно, девушка на боевом посту, а я тут клинья подбиваю. Нехорошо.

— Мне бы ещё кружку пива, пожалуйста.

— Конечно, сейчас принесу.

Втягиваю носом ароматный горячий пар, поднимающийся от пачаманки. Умм… обалденно пахнет. А ну-ка…

Да, не зря я сюда зашёл. Кормят отменно. Говорил же – в плане кухни перуанцы рулят.

— Вот, пожалуйста.

— Спасибо, Соледад.

— Пожалуйста, Вита́ли.

Ага, запомнила! И даже произнесла почти правильно, что для иностранных людей редкость. Они, почему-то, всё время ударение на первый слог ставят, особенно англоязычные.

Управившись с громадной порцией минут за пятнадцать, откидываюсь назад в приятном осоловении. Удачно заселился, ничего не скажешь. Нет, я, разумеется, и другие ресторанчики проверю, не без этого. Но, по крайней мере, ломать голову над вопросом «где покушать?» точно не придётся.

Рассеяно наблюдаю за залом. Все столики заняты, основные блюда всем принесены, Соледад и вторая девушка перестали носиться как угорелые, и грациозно скользят по залу, лёгкими штрихами приводя картину вечера к совершенству. Единственные, кто выбивается из общей расслабленной картины, это повара, продолжающие крутиться, как заведённые. Поток желающих взять их творения на вынос не оскудевает.

Взять, что ли, третью кружку? Я, вообще-то, на спиртное особе не налегаю, всё, что больше кружки пива/бокала вина/рюмки коньяка/стакана виски в день, для меня превышение нормы. А? Нет, не всё это по очереди, что-нибудь одно, вы за кого меня принимаете?

Ладно, не каждый день приезжаю в новый город в новом мире, можно дать себе послабление. Жестом привлекаю внимание перуанской красавицы.

— Вита́ли?

По имени обратилась, а не «сеньор». Это хороший признак, или как?

— Соледад, а какое ещё пиво есть?

Перечень аналогичный таковому у Саши в «Рогаче». Попробовать этот самый красный эль, что ли?

— А где эль варят?

— В Куинстоне, это на острове Новая Ирландия.

— Вкусный?

— Да. У нас невкусного пива нет.

Хм, ну, да, логичный ответ. Было бы странно услышать «вообще-то гадость, но возьмите, пожалуйста, нам тару освобождать надо, а выливать жаба душит».

— Ну, раз вкусное, тащи маленькую кружку. Не могу же я тебе не верить.

Заулыбалась, пошла к стойке. Похоже, симпатия таки имеет место быть. Взаимная, между прочим. Несёт кружку.

— Вот, пожалуйста. Вита́ли, а Вы откуда?

Но вот на ты не переходит. Ладно, не будем торопить события.

— Из Москвы.

— О, ты русский! Я думала, немец, или ещё откуда-то из Европы.

— Не разочарована, надеюсь?

— Нет-нет!

Соледад (как, кстати, сокращённая форма?) замотала головой, взметнув роскошные чёрные волосы тяжёлой волной. Разумеется, прилежно зафиксировав мой восхищённый взгляд. Будем реалистично-циничны, этот жест у неё наверняка отработан.

— Я просто удивилась, среди русских почти никто не говорит на испанском. А Вы где выучили? В Перу?

— Не совсем. Я два месяца учился в языковой школе в Толедо, в Испании. А потом несколько раз ездил в Латинскую Америку. Но это было давно, так что уже подзабыл.

— Нет-нет, Вы прекрасно говорите!

— Может, перейдём на ты? Я здесь наверху живу, в гостинице, так что будем часто видеться.

— Хорошо, давай на ты! Потом ещё поговорим, ладно? А то мне пока что работать надо.

— Договорились.

Мм… Да, и правда, вкусное. Но предыдущие мне больше понравилось. Впрочем, если всё время пить и есть только то, что нравится больше всего, оно быстро надоест. Так что, даешь разнообразие.

Дамы за соседним столиком сманили к себе мужика в сандалиях, плюс откуда-то появился ещё один представитель мужского пола, в средней тяжести подпитии. Здоровенный такой товарищ с короткой бородкой, руки толщиной как мои ноги. Правда, и пивной животик имеет место быть. Что-то я пропустил, когда он появился. Судя по прикиду, тоже из постояльцев – не капли дождя на одежде и обуви. А за окном, кстати, настоящий ливень. С учётом сгустившихся сумерек, на улице ничего не разглядеть. Ладно, успею ещё улицы изучить.

Третья дама, оставшаяся бесхозной, стреляет в меня настойчивыми взглядами. Господи, женщина, ну вот Вы меня слепым считаете, или что? Разумеется, всё я замечаю, но если не отзываюсь, значит, не хочу, логично? И зачем тогда ставить нас обоих в неудобное положение, продолжая этот обстрел? Эхе-хе- х…

Пожалуй, сейчас пиво допью, и хватит тут сидеть. Вечер явно ещё только на пути к разгару, а я уже объелся, употребил и пофлиртовал. Хорошего понемножку. Всерьёз рассчитывать на удачное продолжение флирта этим же вечером не стоит, будем реалистами.

Жестом прошу Соледад принести счёт. Та издалека мимикой спрашивает «что, уже уходишь?», на что я тем же способом отвечаю «устал с дороги, спать хочу». Понятливо кивает. Ну, спать пока не хочу, если честно, а вот с брошюрами и буклетами на кровати бы ещё повалялся.

Черноволосая красавица приносит счёт в небольшой папке из толстенной кожи. С местного гиппопотама сняли, что ли? Сколько там набежало… Пиво по экю за кружку, нормально для ресторана… севиче один экю и целый казанок печёного мяса – два. Ну, с такими ценами и качеством неудивительно, что порции «на вынос» так и летят в окошко одна за одной. Можно дома вообще не готовить.

— Вита́ли, тебе всё понравилось?

— Да, Соледад, всё было прекрасно, спасибо. Завтра чуть свет я снова у вас! Чувствую, через неделю перестану в брюки влезать.

Оба смеёмся.

— Приходи, мы в девять утра открываемся. Я завтра в утреннюю смену работаю, с девяти до тринадцати.

— Тогда точно приду, а то уж думал проспать.

— Кстати, друзья зовут меня Соле.

Ага. Это уже не намёк, это явный шаг навстречу, однако. «Солнышко», значит.

— Это тебе подходит куда больше. А меня вот все одинаково зовут, нет сокращённой формы.

— Ну, я что-нибудь придумаю!

Опять смеёмся. Хорошая девушка, однозначно. Я не то чтоб сильно влюбчивый, вы не подумайте. Да и голову терять в случаях, когда таки да, не имею обыкновения. Просто девушка мне весьма нравится, я ей тоже явно симпатичен, так что, почему бы и нет?

— Ладно, очень рад был познакомиться, правда. Но глаза просто закрываются, хоть спички вставляй. Хорошего вечера!

— Я тоже очень рада! Хорошего вечера, и до встречи утром!

В папке из гиппопотамьей кожи я оставил десятку. Да, много, знаю, не стоило сразу так себя в роли ходячего банкомата демонстрировать, но вот захотелось порадовать девушку. Работа у неё, знаете ли, не из лёгких. Не верите – попробуйте сами как-нибудь.

Поднявшись в номер и раздевшись, внимательно рассматриваю место, куда медсестра мне вчера вкатила две прививки. Вроде никакого воспаления нет, даже точек от уколов почти не видно. Интересно, это свидетельствует о том, что меня колбасит не от прививок, а от ночного шараханья по ноябрьской Москве, или как? А чёрт его знает. Далёк я от медицины, увы. Ладно, раз ответа, всё равно, не знаю, пойду хоть душ горячий приму, может, полегчает. Полагаю, на предписание «не мочить место прививок» уже можно забить, сутки-то прошли.

Включаю водонагреватель с некоторой опаской …ээ… нет, не буду врать – с большой опаской. Настолько большой, что стою, при этом, на сухом полу и в резиновых шлёпанцах. Иногда лучше перебдить, знаете ли, и душ – как раз одно из тех мест, где это самое «иногда» живёт. Потому как в нём человек хочет расслабиться, и побыть мягким, розовым и беззащитным. И удар током или короткое замыкание над головой – последнее, что мне в такие моменты нужно.

Впрочем, никаких враждебно-угрожающих действий агрегат не предпринял, так что смело забираюсь под горячие струи воды. Выждав пять минут, на всякий случай, хе-хе. Лёгкая паранойя, как говорил один мой знакомый, есть непременное условие здорового образа жизни.

После душа, пару минут раздумываю, что выбрать: почитать буклет о Порто-Франко или посмотреть телевизор. В итоге, выбираю первое. В прежнем мире я уж лет десять как надел шапочку из фольги не тратил время на зомбоящик, не стоит отменять эту полезную привычку и в новом.

Качество полиграфии Вольного города Порто-Франко, между прочим, заметно уступает орденским образцам. И бумага похуже, и краски блёклые какие-то. Либо у отцов города проблемы с деньгами, что было бы очень странно, либо их не особо волнует, что свежеприбывшие на Новую Землю переселенцы о них подумают, и захотят ли здесь остаться. Это, сдаётся мне, куда вероятнее.

Бинго! Взял бы с полки пирожок, но его там нет. Остаться в Вольном городе совсем не так просто – лицам, не являющимся зарегистрированными гражданами, можно бесплатно проживать на территории Порто-Франко не более 25 дней в квартал. Исключение делается для переселенцев, прибывших через Ворота в сезон дождей – у них отсчёт начинается с официального объявления о наступлении сухого сезона. С тех же, кто хочет продлить своё пребывание в этом чудесном месте, взымается городской сбор, в размере пяти экю в день с человека мужчины, двух с женщины и одного с ребёнка в возрасте от шести до одиннадцати лет (местных, разумеется). При этом, уплата данного сбора не освобождает, разумеется, от уплаты остальных налогов и сборов. Коих, впрочем, не так много. Надо будет потом этот вопрос изучить повнимательнее, кстати, насчёт налогов.

Горожане вышеуказанный сбор не платят, но влиться в их счастливые ряды чужаку не так уж просто – нужен стаж проживания в Порто-Франко не менее года, подтверждение наличия законного источника доходов, отсутствие проблем с соседями и истории антиобщественного поведения, и т.п. При всём этом, Городской Совет, рассматривающий прошения, имеет полное право отказать в предоставлении статуса горожанина, не утруждая себя объяснениями. Или поставить условия, например, сделать вклад в городской бюджет, или ещё какую-то пользу принести. Хе-хе, ну и жуки. Напомнило богатые швейцарские городки, отбивающиеся от нашествия российских и арабских скоробогачей, жаждущих превратить выкачанные из своих Отечеств нефтедоллары в уютные шале.

С таким подходом, не удивительно, что численность горожан на конец прошлого года составила 98 515 человек, а не миллион с копейками. «Трудолюбивые гастарбайтеры» тут явно никому не нужны. Впрочем, к этой ещё нужно добавить 3 511 – среднедневное число уплачивающих сбор за всё тот же прошлый год. Получается, значок на карте врёт – народа здесь больше ста тысяч, даже без учёта болтающихся по городу вновь прибывших и трудовых мигрантов, живущих здесь бесплатно 25 дней и уезжающих потом домой ждать начала следующего квартала.

Любопытно, как-то не припомню в книге ни малейших упоминаний об этой системе. Сознательное умолчание, или просто тогда всё иначе? Про самоуправление-то там тоже ни слова, всем Орден рулили. А здесь вот, пожалуйста – выборный мэр, выборный Городской Совет из одиннадцати депутатов. Что там про историю сказано… «Основан в 9 году…» Ага, вот – Городской Устав принят на референдуме шесть лет назад. Шесть местных лет, это получается …мм… девять земных? Да, где-то так. Что-то мне подсказывает, что Орден был не особо рад этакому всплеску гражданской сознательности. Хотя, кто их знает. Неизвестно ещё, кто в местную элиту входит. Принцип «не можешь бороться – возглавь» никто не отменял.

Блин, опять спать хочется. Глаза закрываются просто. Нет, пока рано, надо ещё про оружие почитать. Я не стволопоклонник, как уже говорил, но интересно ведь. Да и в целом ситуация с правом граждан на оружие это отличный показатель, куда ветер дует.

Ага, а с оружием всё совсем неплохо. Отлично даже, я бы сказал. Разрешено ношение (без разделения на скрытое/открытое) револьверов и полуавтоматических пистолетов всем, кроме лиц, которым это запрещено судом. С уточнением, что любой случай угрозы оружием, не говоря уж о применении, будет рассматриваться, опять же, в суде. Это я одобряю, нечего зря стволами махать. Также разрешено свободное ношение гладкоствола, кроме автоматического. Хм… А бывает такой вообще? Ну, раз пишут, бывает, видимо. С дробовиками я вчера никого не видел, но это и понятно – какой дебил с ружьём в ресторан попрётся?

С остальным чуть сложнее – частным лицам разрешено иметь болтовики и полуавтомат калибром до 12,7 мм, автоматы до 7,92 мм. Хм… А что за калибр такой, 7,92? 7,62 знаю, а это… Впрочем, хрен с ним. Для меня, в обозримом будущем, всё это особого практического интереса не представляет. В Порто-Франко, по крайней мере. Ибо у тех, кто гражданами Вольного города не является, права заканчиваются на пистолетах и дробовиках. Всё остальное можно покупать, но не носить. Вернее, носить тоже можно, но только в опломбированных сумках, и доставать за городом или на лицензированных стрельбищах, при выходе с которых, опять-таки, всё нужно убрать в сумку и дать на опломбирование. Горожанам можно хранить дома и перевозить в машине, но по улицам носить только разряженным. Тоже одобряю. Дома пусть лежит, или в машине, а по улицам с автоматами ни к чему бродить.

Пожалуй, надо будет пистолетом завтра озаботиться. Прямо с утра. Не сказать, что я без оружия себя прямо голым чувствую, давненько закончился этот этап жизни, но лучше, когда оно есть. С этой жизнеутверждающей мыслью и засыпаю.

 

 

Новая Земля, Вольный город Порто-Франко,

Стейшн-Стрит, гостиница «La Princesa Inca»

 

Бр-р-р! Холодрыга! Под утро температура вообще градусов до двенадцати упала. Ещё и сырость, океан же рядом. Надо было окно на ночь закрыть. Хотя, спал-то вполне комфортно, шерстяные перуанские одеяла прекрасно защищают от холода. Но вот вылезать из-под этого самого одеяла теперь как-то совсем не хочется. Да и за окном не совсем рассвело ещё. Уже не темно, но ещё и не светло. Может, попробовать опять заснуть? Нет, чувствую, что не получится. Выспался. Что у нас там со временем, кстати?

Большие электронные часы на прикроватной тумбочке, оформленные в виде раскрашенного в инкской тематике керамического «кирпича», показывают 07:49. Да уж, неплохо я поспал. Часов десять, получается. Зато чувствую себя отлично отдохнувшим, никаких следов вчерашней простуды, или что это там было. Жрать вот только дико хочется. Что там Соле вчера говорила? Открываются с девяти? Блин, больше часа ещё. Ладно, поваляюсь ещё немного.

Минут через десять валяться всё-таки надоело, так что, шипя сквозь зубы, встаю босыми ногами на ледяной пол. Что же они, сволочи, коврик постелить не додумались? Нет, у меня шлёпки есть, конечно, но в них же разминаться неудобно. А мне вот как раз захотелось слегка встряхнуться.

Закончив разминку серией из нескольких подходов отжиманий/приседаний/выпадов, иду в душ. Вроде и согрелся, но одновременно вспотел, а день предстоит долгий. Да и вообще, чистоплотный я, в плане личной гигиены особенно. Помня, что еды пока нет, долго стою под горячими струями, наслаждаясь процессом. Хорошо… Вода, кстати, очень мягкая здесь – мыло приходится смывать долго и старательно.

Наконец, распаренный, выхожу обратно в комнату. Млять! Холодно! Усилием воли заставляю себя подождать минуту, чтобы окончательно обсохнуть, и быстро одеваюсь. Так, что там со временем? 08:36. Блин, двадцать минут ещё. Телевизор, что ли, включить? Буклеты читать как-то нет сейчас настроения. Где тут пульт лежал… ага, вот он.

Канал PFRC. Хрен знает, как там оно расшифровывается. Ну, насчёт первых двух букв я догадываюсь, с последней тоже есть предположения, но вот третья – даже вариантов нет. Молодой чернявый хлыщ и симпатичная шатенка чуть постарше сидят в довольно простенькой студии, и ведут что-то типа «С добрым утром!», или как там этот ужас у нас в своё время назывался. Рецепт фруктового салата, развод какой-то местной светской львицы, просто бессодержательный трёп. Исключительно из научного любопытства посмотрел пару минут, убедился, что канал местный, и переключил на следующий. Больше двух минут я такое вынести не способен, извините.

USD. Ха-ха, это в смысле доллар, что ли? Показывают бега, в прямом эфире. Собачьи. Хотя, видимо, не только: в перерыве между бегающими псинками пустили рекламу скачек, которые будут сегодня в 14:00, а потом и расписание вечерних боксёрских поединков. Студия вещает из Нью-Рино. Сволочи, не дают бедным животным поспать.

На следующем канале тоже показывали собак, но розовых и мультяшных, так что я сразу переключил дальше. Так-то я мультфильмы люблю посмотреть, но что-то типа Futurama, а тут для совсем уж маленьких показывают.

О, как в воду глядел! Она самая! Названия канала нет, только маленький круглый логотип в углу, ну да и хрен с ним. Какой это сезон… Четвёртый, кажется. Серия, в которой Бендера запулили в космос, и там на нём развилась цивилизаций шримпкинов. Которые, в итоге, выпилили сами себя в междоусобной атомной мини-войне. Люблю я «Футураму», отличный сериал. Единственное, надо смотреть на английском, и хоть немного представлять себе жизнь в Штатах (пусть теоретически, бывать там не обязательно, я и сам не бывал), иначе будет непонятно и не смешно.

Ха! Засмотрелся, а на часах пять минут десятого уже. Пора проверять, чем там «принцесса Инков» потчует гостей по утрам.

Слава Ктулху! Нормальные человеческие завтраки, а не ненавистный мне гостиничный «шведский стол». Три столика уже заняты, хоть с момента открытия ещё и десяти минут не прошло. Официантки две, Соле и какая-то новая, видимо, утро тут горячая пора. Новая тоже симпатичная, но с явно выраженными африканскими корнями. Наверное, из-под Ики откуда-то, там таких много. Соле, увидев меня, заулыбалась.

— Доброе утро! Как спалось?

— Доброе утро! Отлично, голодный только, как собака!

— Хорошо, сейчас накормим! – смеётся – Что на завтрак будешь?

— Кофе! Самую большую кружку, с молоком! Можно виски плеснуть, или ликёр какой-нибудь.

Со словом «коньяк» среди иностранцев нужно быть аккуратнее, а то как принесут, потом не расплатишься. Они же, как говорил известный «юморист», «тупы-ы-ы-е!». Не знают, что «коньяк» может быть молдавским или дагестанским. Поэтому, если хочется чего-то в этом духе, а кучу денег отдавать за это жаль, просите бренди.  Продолжаю.

— … есть? Только такое что-нибудь, солидное.

Вращая ладонями с растопыренными пальцами, демонстрирую желаемый уровень нажористости завтрака. Соле понятливо кивает. Ну, ей по должности положено такие вещи понимать.

¿Huevos rancheros?

Вроде, мексиканское блюдо, а не перуанское. Впрочем, на завтрак очень даже ничего. Как бы это перевести… мм… «яичница по-крестьянски», так, наверное. Вкусная штука, если хорошо приготовлена. Впрочем, готовят здесь хорошо, в этом я уже убедился. Четвёрка поваров, кстати, опять трудится в поте лица, и тот же самый молодой хлопец переправляет в окошко один пакет с едой за другим.

— Ага, давай. Сама-то позавтракала уже?

— Да, мы же раньше приходим. Сейчас кофе принесу.

Пригласить её, что ли, куда-нибудь на обед? Понятно, что не сюда, здесь ей будет дискомфортно. Интересно, есть ли в поле зрения какие-нибудь придерживающиеся строгих католических традиций papа́ и mamа́?

Народа в зале всё прибавляется, заняты уже ⅔ столиков. Половина – спустившиеся сверху постояльцы, половина зашли с улицы. Ага, вот и кофе мой.

— Вот, пожалуйста.

— Спасибо, Соле.

Ум… Хорошо! Кофе здесь, и правда, отличное (да, среднего рода, можете кривиться, а мне так больше нравится), в этом «Земля лишних» не врёт. Ну, хоть в чём-то, хе-хе. И виски не пожалели. Даже самую малость чересчур не пожалели, я бы сказал. Хотя, нормально.

Попивая кофе, рассматриваю публику. Одеты, в основном, просто и удобно. Забежали двое в офисных костюмах, вон они, через столик впереди меня сидят, но больше таких не видать. Хотя, нет, вот ещё одна зашла.

Оружие на поясе видел у двоих, ещё у троих характерные выпуклости на одежде в нужных местах. Наверное, есть и ещё у кого-то, просто лучше скрыто. В общем и целом, можно сделать вывод, что здешний люд особо на этот счёт не заморачивается. Впрочем, не нужно забывать, здесь может (и даже наверняка) быть существенная разница в разных частях города. Этот район, насколько я вчера успел заметить, достаточно приличный – рестораны, гостиницы, конторы и отделения банков. Может, на какой-нибудь пролетарской окраине люди вообще без пары пистолетов и дробовика из дома не выходят.

Соле принесла большую плоскую тарелку с уэ́вос ранче́рос, и побежала работать дальше. А ну-ка, что у нас тут?.. Собственно, то, что и должно быть. Жаренные яйца с овощами на паре кукурузных лепёшек, бобовое пюре, рис со специями и гуакомоле. На завтрак, да ещё с кофе – то, что доктор прописал. Сам не заметил, как в пять минут отчистил тарелку до блеска. Хорошо…

Хорошо, но не хватает какого-то завершающего штриха, чтоб уж точно наесться и дальше спокойно бежать по делам. Пожалуй, сладкое что-нибудь возьму. Утром можно жрать сладости без угрозы растолстеть, это вечером не стоит.

— Соле, а на десерт что есть?

— Как насчёт альфахорес? Очень вкусные, с миндальной пастой.

— Тащи парочку!

— Там как раз две штуки на порцию.

Альфахорес, и правда, оказались очень вкусными. Вообще, еда, so far, меня здесь очень радует. И качеством, и ценами. Впрочем, неизвестно, какие здесь зарплаты. Вполне возможно, что эти самые пирожные: слепленные миндальной начинкой две толстых печеньки, политые мёдом, обычный местный может себе позволить не чаще раза в месяц. Или вообще никогда. Не стоит торопиться с выводами, и путать туризм с иммиграцией. А я, пока что, здесь именно турист, хоть и вернуться нельзя.

— Соле?

— Да?

— Ты во сколько заканчиваешь сегодня?

— В 13:00 смена заканчивается.

— Как смотришь на то, чтобы немножко показать город приезжему из холодной России? И пообедать заодно? – стараюсь говорить так, чтобы слышала только она. Наверное, за флирт на рабочем месте хозяин заведения не похвалит.

Собственно, предложение трудно назвать внезапным, она же мне не зря ещё вчера сказала, что только с утра работает. Хотя, женщин никогда не поймёшь.

Соле стрельнула красивыми карими глазами по сторонам, убедилась, что никто не слышит, и ещё более тихо ответила:

— Давай. Ты местный телефон уже купил?

— Нет. Сейчас первым делом займусь.

— Хорошо.

Забрала пустую тарелку, и ушла. Хм, а что именно «хорошо»-то? Впрочем, недоумение моё длилось недолго – на обороте принесённого через две минуты счёта (уже без гиппопотамовой папки, видимо, та только по вечерам положена) написано восьмизначное число, а под ним – Sole. Ну, вот и чудесно. Что там в счёте, кстати? Нужно привыкать к местным ценам. Та-а-ак… Кофе полтора экю, «яичница» один, сладости полтора. Какие выводы можно сделать? А хрен его знает. Либо сырые продукты здесь копеечные, либо труд поваров. Либо некая комбинация того и другого.

Оставив на столе пятёрку, и подмигнув Соле, прохожу в вестибюль отеля. Тут странная немного система – из ресторана поднимаешься на второй этаж, и оттуда уже другая лестница ведёт вниз. Почему бы прямой проход не сделать? Впрочем, не моё дело. Есть причины, наверное.

За стойкой опять Пако, с увлечённым видом что-то печатает на планшете. Но мои шаги услышал, оторвался от волнующего занятия.

— Доброе утро, сеньор!

С некоторым внутренним усилием переключаюсь на английский. Не тот у меня уровень испанского, чтоб объясняться на сложные темы.

— Доброе утро, Пако. Слушай, у меня два вопроса к тебе.

Молодой латинос отложил в сторону планшет и сделал умное лицо. Ну, в меру возможностей.

— Во-первых, как тут с сотовой связью дела обстоят?

Тут Пако в теме, даже чересчур. Из пяти минут его непрерывного и быстрого монолога о компаниях и тарифах я запомнил только, что в Порто-Франко есть три основных мобильных оператора, никакой регистрации при покупке не надо, связь довольно дорогая, особенно при звонках на другие операторы, а роуминг вообще есть, но далеко не везде, и стоит совсем уж больших денег. Хм… странно. Наверное, опять какие-то политические сложности, с технической точки зрения, насколько я понимаю, особых проблем наладить нормальную сотовую связь по всему Северу нет. Хотя, возможно, чего-то я не догоняю. Ладно, главное, практическая информация получена, можно её использовать. Уточнив расположение ближайшего места, где можно купить сотовый и сим-карту, перехожу к вопросу номер два.

— А где можно пистолет купить, чтоб нормальный и не сильно дорого?

Видимо, я не первый постоялец, задавшийся этим вопросом, потому как и на этот раз у Пако готов развёрнутый ответ. Есть два магазина у Вокзальной площади, совсем неподалёку, с достаточно умеренными ценами, есть один на въезде в город со стороны Баз (хе-хе, не армянский ли, случаем, из книги?), там цены повыше, но и ассортимент побольше. Ну, это понятно, снимают сливки с потока переселенцев, движущихся своим транспортом. Но вот сейчас у них застой, надо полагать.

-…туда, на запад, пройти, там в центре ещё два магазина есть. Один на этой же улице, Стейшн-Стрит, другой на Майн-Стрит. Но они подороже будут, особенно последний. Очень дорого.

Последнюю фразу Пако произнёс с отчётливым вздохом. Понятно, молодому пацану хочется купить какую-нибудь дорогую пушку, перед друзьями и девчонками понтоваться. Ну, кому сейчас легко… Ладно, поощрим его немного материально, за полезную информацию. Оставляю на стойке банкноту в один экю.

— Спасибо, дружище.

— Большое спасибо, сеньор!

Ну, вот. Попал в сеньоры на старости лет, хе-хе. Хотя, вру. И до старости ещё далеко, и сеньором я уже бывал, хоть и недолго.

Выйдя на улицу на минуту останавливаюсь, осмотреться. Сегодня опять пасмурно, но дождя нет, к счастью. Широкая, с четырёхполосным движением и «карманами» для остановок асфальтированная улица заполнена машинами, как и мощёные плиткой тротуары – людьми. Тротуары, кстати, тоже широкие, с лавочками и постриженными в аккуратные шары деревьями. Очевидно, что при закладке улицы на месте здесь не экономили, но с тех пор прошло немало времени, и вот уже дома начинают тянуться вверх, а промежутки между ними сокращаться. Жизнь в городе кипит, заметно с первого взгляда.

Люди одеты просто, но и наткнуться взглядом на офисный костюм или подчёркнуто «тактический» облик тоже не проблема. Выражения лиц самые обычные, нет ни нарочитой суровости, ни не менее показных улыбок. Если кто-то и улыбается, то знакомым. Ладно, чего тут стоять… Пойду-ка я, пожалуй, в сторону вокзалов.

Буквально через пятьдесят метров справа по борту показалась витрина салона сотовой связи. Большая жёлто-чёрная вывеска, на «Билайн» похожа. Но не он, потому как написано «TC&M». Да, кажется, именно так один из трёх операторов, о которых рассказал Пако, и называется. Вот туда-то мне и надо. Телефон тоже куплю – оба своих я ещё в пятницу в Москве разобрал и выкинул, от греха подальше. Внутри всё вполне стандартно для такого рода заведений – ряды телефонов за стеклом и довольно молодые парень и девушка в форме одежды «чёрный низ, белый верх». Девушка реагирует на меня первой (что, в общем-то логично, так что тут ставим им плюсик):

— Доброе утро!

— Доброе утро. Мне бы телефон, и про тарифы рассказать.

— Конечно! Есть какие-то конкретные пожелания?

— Ну… Звонить чтоб можно было. И смски писать. И камера чтоб была, но не особо навороченная. В общем, ничего такого, обычный телефон.

Весьма светлокожая, но крашеная в радикально-чёрный цвет девушка (с бэйджем «Maria» на груди, между прочим) подвела меня к одному из стендов, и принялась сыпать какими-то там не очень понятными характеристиками и нафиг мне не нужными функциями. Телефоны, судя по ассортименту, здесь не производят, все самых обычных староземных марок. Ну, оно и не удивительно. Высокие технологии, однако. Преодолевая мягкие, но настойчивые попытки Марии сместить меня вправо, к телефонам подороже, я, напротив, сдвинулся влево. Ни к чему выбрасывать деньги на ветер. Если уж я решу купить что-то для понта, это будет точно не мобильник. Кстати, о понте – надо будет часы купить.

— Скажите, а время они как показывают? Они же с той стороны все?

— Да, но на все телефоны установлено обновление, переводящее даты и время в формат Новой Земли. Оно разработано производителем «родного» программного обеспечения, так что всё работает отлично.

Да уж, с таким распространением информации Ордену самое время на IPO выходить. Не думаю, что это шило продержится в мешке незамеченным ещё долго. Если уж Android стали выпускать с прошивкой для здешних мест.

Замечаю, что почти все модели идут на две, а некоторые и на три сим-карты. Мария подтверждает – все, кто путешествует за пределы города, берут такие, потому что роуминга либо нет, либо он стоит диких денег. Хм… не знаю пока, буду ли я много путешествовать, и вообще, где буду жить.

В итоге, останавливаюсь на Samsung Duos какой-то старой модели. Стоит 99 экю, что превышает его цену на Старой Земле раза в три, как минимум. Ладно, переживу. Звонить и писать можно, камера есть, двух симок мне хватит пока. Кстати, о симках…

 

— И сим-карту бы мне ещё.

Ну, дальнейший диалог все, кто когда-то покупал симку не у киргизов на вокзале (я, кстати, именно так обычно и делал), а в салоне, могут себе представить. Там столько-то минут и столько-то смс, а здесь вот столько, и ещё звонки на номера других операторов стоят столько-то, а вот… Короче, через пять минут чувствуешь, что запутался и ни хрена не понимаешь, признаваться в этом не хочется, от того звереешь и хватаешь первое попавшееся. Ну, может, у кого-то иначе всё это происходит, но у меня вот так. Не люблю, когда слишком большой выбор почти одинаковых вещей, теряюсь. Вот при социализме хорошо – увидел что-то в магазине, уже счастье. Отстоял очередь, схватил, побежал довольный домой. Шутка, хе-хе. Не хочу я в социализм.

— Хорошо, вот этот вот давайте. Предпоследний.

— Тариф «Базовый Плюс»?

— Да.

Я, вообще-то, не большой любитель общаться по телефону, так что уж как-нибудь не разорюсь, наверное. Хотя, 10 центов за звонки внутри сети и 35 на других операторов это, конечно, дороговато. Мягко говоря.

Парень, худощавый азиат с бэйджем «Lee», быстро извлёк телефон из коробки, вставил симку, активировал её и продемонстрировал мне работоспособность аппарата.

— Нет, коробку не надо, спасибо. Зарядку только давайте.

— Конечно. Вам подключить мобильный Интернет?

Не понял.

— А у вас тут Интернет есть?!

— Да, конечно. Только довольно медленный и дорогой, если с тем сравнивать.

Офигеть. Широко прогресс шагает, ничего не скажешь. Блин, и в гостинице никаких указаний на это не было, и в буклетах ничего. Уроды.

Прошу парня рассказать подробнее. Его, а не девушку, потому как он же кореец (ну, или ещё хуже, азиат, короче), а они, вроде как, должны в таких вещах шарить. Можете накатать на меня донос в Департамент этических стандартов, хе-хе, за racial profiling.

Как выяснилось, «Интернет» — это сильно сказано. Ибо первые две «w» отсутствуют – сеть ни фига не всемирная, а везде своя. Ведутся переговоры о присоединении сети Порто-Франко к сети Европейского Союза, и даже, вроде бы, успешные, но пока что вот так. Мешают, опять-таки, амбиции и политика, с технической точки зрения особых проблем нет. Мдя, похоже, с сотрудничеством у вновь образованных государств тут как-то не очень пока складывается. Наверное, накушались люди принудительной глобализации на той стороне, хочется им теперь хоть на время разбежаться по своим отдельным квартиркам, а лучше домам.

Подключать себе мобильный Интернет я не стал, потому как он правда «несколько дороже», чем в Москве. Тридцать центов за мегабайт, в гробу я видал такие цены.

Так, теперь надо Соле сообщение отправить.

«Привет! Это Виталий. Где встречаемся?»

Ну, не серенада, конечно, но пойдёт, думаю. Телефон звякнул через пару минут.

«Давай встретимся у входа в городской парк? В 13:30?»

«Давай! Буду ждать»

Как-то так, да. Надо, кстати, посмотреть, где тут этот городской парк. Достаю карту. Та-а-ак… Ага, в центре, юго-западнее Овальной площади. А я, в данный момент, иду на восток, и от него удаляюсь. Ну да времени ещё полно, так что не страшно.

Откуда достал карту? А я с собой обычно сумку от планшета таскаю. Сем планшет в ней есть не всегда (сейчас вот нету), но очень удобная штука. Не люблю в руках что-то носить, или карманы набивать, а так – через плечо надел, и складывай туда всякую мелочь.

Вот и Вокзальная площадь. Сегодня как-то поживее выглядит. Народ, пользуясь отсутствием дождя, повылезал наружу. В сквере в центре площади кучка молодняка изображает что-то на скейтбордах, чуть в стороне вон мамаши с детьми прогуливаются, в открытых кафе по периметру площади тоже довольно людно. Траффика почти нет, но это и понятно – улица здесь заканчивается, дальше ехать некуда, порт закрыт до конца сезона дождей, а поезд три раза в день ходит. И где у них тут оружейные магазины… ага, вижу один. Вернее, не сам магазин, а указатель – чёрные мачете и калаш, перекрещенные на жёлтом фоне. На флаг какой-нибудь африканской страны похоже. Стрелка указывает на кирпичную арку между двумя трёхэтажными зданиями, смыкающимися на уровне второго этажа, по бокам от арки открытые кафе. Пройдя между домами по оказавшемуся неожиданно длинным и извилистым проходу (хорошо ещё, несколько лампочек внутри есть, а то можно было бы и лоб об стену расшибить), выхожу на довольно обширную бетонированную площадку, по бокам огороженную довольно высокими бетонными же заборами. За левым забором возвышаются портовые краны, за правым непонятная двухэтажка, обшитая сайдингом, а прямо передо мной небольшой кирпичный домик с весьма художественно выполненной чёрно-жёлтой вывеской «GunsnKnives». Везёт мне сегодня на пчелиные цвета, хе-хе. Погодите-ка секунду… «Пушки и Ножи»… чёрно-жёлтая вывеска… Точно! Это же магазин Андрея Ярцева из книги! Если я ничего не путаю. Прикольно, сейчас зайду, а там Мария Пилар, или Раулито, или это… как его… который подводный диверсант с ТОФа.

Действительность оказалась несколько прозаичнее. За прилавком, в окружении тех самых «guns» и «knives» (с большим перевесом в сторону первых) сидит обычный белый мужик лет сорока с копейками, лысый и мордатый, с рыжими бровями, внимательно рассматривая при свете настольной лампы какой-то разобранный …ээ… автомат, видимо. Впрочем, при моём появлении он эту штуку отложил, и вежливо улыбнулся.

— Доброе утро!

— Доброе утро!

Ага. Такой сочный и концентрированный акцент американского Юга даже я узнаю, хоть и не бывал там никогда. Фильмы-то смотрю.

— Чем могу помочь?

— Да я, собственно, только приехал, с той стороны. Ну и хотел бы пистолет купить, для начала.

Мужик понимающе кивнул, выражая одобрение столь отчаянному плану.

— Что-то конкретное ищите? Вы, вообще, как с оружием?

— С оружием я, в принципе, нормально. Не суперпрофи, но умею применять. Но пользовался только русскими военными образцами.

На лице собеседника проступил некоторый интерес.

— Воевал? Я Том, кстати. Из Белакси, Миссисипи. Два тура в Ираке.

— Виталий. Из Москвы. Да, пришлось немного.

Том некоторую уклончивость ответа воспринял нормально.

— А чего пистолет только? Возьми дробовик ещё, дома и машине удобно держать. Да и с автоматами особых проблем тут нет, даже для негорожан – приехал на стрельбище, распаковал, пострелял, запаковал обратно, тебе сумку запечатали, и всё.

Ишь, шустрый какой. Нет, понятно, человеку торговать надо, но я пока вооружаться до зубов не планирую.

— Да успею ещё. Осмотрюсь пока, что и как тут. Я же второй день как приехал. Пока пистолет возьму, а то совсем без оружия чувствую себя неуютно как-то.

Ну, на самом деле, это не совсем так, говорил уже. Но я предположил, что у выходца с «Глубокого Юга» с армейским прошлым, работающего в оружейном магазине (или владеющего им?), такая постановка вопроса вызовет полное понимание. И не ошибся, кстати. Том энергично закивал.

— Это точно! Без оружия нормальный мужик чувствует себя голым! Эти педики из Ордена не могут понять, что здесь им не там. Запретили оружие на Базах продавать, дебилы. Нет, мне-то грех жаловаться, оборот втрое подскочил, но какие же дебилы, а?!

— Да не и не говори. Я сам офигел, когда мне сказали на Базе: «Мы строим гармоничное общество без насилия и дискриминации, оружие запрещено». Были бы ворота двусторонние, прямо там бы вылез обратно. Сюда приехал, хоть успокоился немного, люди со стволами ходят.

Том вылез из-за прилавка, продемонстрировав обтянутый клетчатой рубашкой пивной животик, и жестом предложил пройти к правой стене, половину которой занимали три больших деревянных стенда с пистолетами и револьверами.

— Вся эта хрень у них началась ровно год назад, когда демократы продули выборы. Видимо, президент Трамп много этих уродов повыкидывал с тёплых местечек, потому что у нас с тех пор их стало немеряно, а Орден вообще словно с ума сошёл. Они даже на нас пробовали наезжать, чтобы мы ужесточили оружейные законы, и запретили ношение, но мэр и Городской Совет послали их нахрен. А если бы не послали, то у нас были бы новый мэр и Совет.

— Мне там на Базе рассказали слух, что Орден хочет раскрыться в Старом Мире и выйти на IPO. Поэтому, типа, весь этот маразм и происходит.

Том задумчиво поджал губы.

— Ну, хрен его знает. Может, и так. Я на всех этих уродов насмотрелся ещё в Штатах. Не думаю, что они ограничатся созданием транспортной компании «Врата инкорпорейтед». Скорее, попробуют устроить тут то, что у них не получается пока устроить там. Лишить нас всего и превратить в стадо невротиков, которые будут на них вкалывать. Вот только хрена с два у них это получится!

С этим жизнеутверждающим заявлением он, наконец, перешёл к делу.

— Тебе как, попроще и подешевле, или покачественнее и подороже?

Отличный вопрос, хе-хе. Чувствуется американец.

— Мне покачественнее, но я готов платит именно за качество, а не за щёчки рукоятки из чёрного дерева и слоновой кости, и всё тому подобное.

— Ок, понял тебя. Разумный подход. Но у меня такой хрени и нет, это в центре такое продают. У них там африканский штуцер есть, калибр .505 Gibbs, двуствольный, так он 100 000 экю стоит. СТО ТЫСЯЧ ЭКЮ!!!

— Мля, офигеть. Он из чего там, из золота, что ли?

— Ну, известный мастер, из Англии. Старой Англии, в смысле. Материалы дорогие, качество и точность… Нет, вещь отличная, спору нет, на охоту самое то с такой, хоть на рогача, хоть на кого. Но СТО ТЫСЯЧ!

— Да уж… Люди совсем с ума посходили. И чё, покупает кто-то такое?

— Ага. В том году тоже штуцер за сто тысяч продали. У нас так-то город богатый. По количеству денег даже Нью-Рино не уступает, я думаю. Ладно, а что хочешь, пистолет или револьвер?

Блин. А вот хрен его знает. Вообще, логически рассуждая, пистолет брать разумнее, но вот душа, почему-то, хочет револьвер. Хотя я из них даже не стрелял никогда. Объясняю эту дилемму Тому. Тот ненадолго задумывается, решительно трясёт головой и заявляет:

— Ничего страшного. У меня тут тир есть, пятьдесят метров, сам прикинешь, что в руке лучше лежит. Вот, посмотри сюда. Фирма «Kimber». Отличное американское оружие, очень качественное! Таким LAPD SWAT вооружён, спецназ морской пехоты и ещё много кто. Цена повыше, чем у обычных стволов, но не запредельно, и они реально этого стоят.

Разглядывая стойку с солидно поблёскивающими металлом пистолетами и револьверами, чувствую, как во мне поднимаются всякие нездоровые желания, типа накупить целый баул всякого стреляющего добра. Нет, желание-то здоровое, на самом деле, вполне нормальное для мужика, ненормально его отсутствие. Но несвоевременно это, пожалуй.

Рука сама тянется к 1911 с резьбой на рукояти под змеиную чешую. Красиво, однако. Тяжёлый, но до чего удобно в ладони лежит…

Том, явно заметивший моё восторженное состояние, не замедлил подлить масла в огонь.

— Классика! Как по мне, лучший пистолет на свете. 45-й калибр! Рукоять – зебрано. В руке сидит, как влитой, а?

Киваю. Если он не стоит каких-то совсем уж несуразных денег, возьму. Не могу с ним расстаться, выше это моих сил.

— Сколько?

Том молча показывает на ценник. И правда, что-то я не заметил.

«Kimber 1911 Raptor II, 1 400 $». Блин, почти полторы штуки – многовато, конечно. Хотя, я же понятия не имею, сколько он на той стороне в баксах стоит.

— Дорого…

— Слушай, ну оружие сейчас всё дорогое. Серьёзно, Орден уже год как расценки на перевоз оружия задрал, всё подорожало. Ну, тебе за 1 300 отдам. Входят поясная кобура, и два магазина.

— Мм…

Выходец из славного штата Миссисипи продолжает ковать железо, не отходя от кассы.

— Давай тир пройдём, там попробуешь его в деле?

— Давай.

Том подошёл к одной из двух дверей в задней части магазина, приоткрыл её и крикнул в образовавшуюся щель:

— Тимоти! Тим! Стань за прилавок, я в тир!

Через полминуты, вытирая на ходу руки какой-то замасленной ветошью, из двери показался парень лет двадцати пяти, рыжестью и чертами лица однозначно походивший на Тома (Том и Тим, ха), только без лысины, объёмистых щёк и пивного животика. Но плотный такой, крепкий. Думаю, к сорока щёки и живот нарастут. Кивнув мне, тёзка героя Оклахомы начал обходить зал по периметру, что-то поправляя и протираю то тут, то там. Том, тем временем, открыл вторую дверь.

— Ну, пойдём?

— Пойдём.

За дверью оказался длинный, но довольно узкий двор, засыпанный гравием. Во дворе стоит аж три пикапа, все Ram. Ну, оно и неудивительно, хе-хе. Удивительно было бы здесь МиниКуперы найти.

Двор узкий потому, что всю левую его сторону занимает крытый тир. Куда мы, собственно, и заходим, через ещё одну открытую Томом дверь. На ключ, как я заметил, не запирает. Нечего воровать, или здесь не опасаются?

Ну, воровать тут и правда нечего. Деревянная стойка, разделённая на три места, пыльный бетонный пол, кирпичные стены и мишени у дальней стены. В роли пулеуловителей …мм… не пойму… брёвна, кажется. А нет, секунду, не всё так просто – судя по металлическим желобкам в полу, мишени можно передвигать туда-сюда. Да, точно, вон и тумблер для этого. Даже разметка есть.

Том достал из шкафчика в углу две пары наушников, наскоро обмахнул их взятой оттуда же тряпкой и протянул одну мне. Надеюсь, на голове у меня ничего не заведётся после этого.

— На сколько?

— Двадцать пять.

Первое упражнение учебных стрельб из пистолета, хе-хе. Том переключил один из тумблеров, и мишень в центре с лёгким гудением подъехала поближе, остановившись на середине тира.

Хозяин магазина положил на стойку пистолет и магазин, после чего достал из кармана шесть патронов. Либо восемь ему жалко, либо он тоже в курсе, как 1УУС выполняется.

Патроны как-т посолиднее будут, чем ПМ-вские. И калибром, и вообще, внешним видом. Этакие увесистые бочонки, приятно в руках держать. Переворачиваю, смотрю на донце. По кругу идёт надпись «FA 45 AUTO». «FA» это производитель, как я понимаю? Ладно, потом рассмотрю.

БАНГ! БАНГ! БАНГ!

А глушит прилично в помещении, даже в наушниках. Отдача побольше, чем у ПМ, но особого дискомфорта не доставляет. Нет, точно, мне этот пистолет нравится! Жестом прошу Тома подогнать мишень.

Ага, что у нас тут… 8-7-7, почти правильный треугольник, чуть смещённый вверх относительно центра мишени. Какие там нормативы-то, забыл уже… 25-21-18, кажется. Ну, будем считать, на «хорошо» я справился. С учётом того, что из такого пистолета и таким калибром первый раз в жизни стреляю – пойдёт, я думаю.

Мишень вновь уезжает на своё место.

БАНГ! БАНГ! БАНГ!

На этот раз даже лучше получилось: 9-8-7. До «отлично» не дотянул, ну да нет предела совершенству, буду тренироваться.

Том, с добродушной усмешкой изучающий моё выражение лица, сделал правильный вывод.

— Ну, как? Говорил же, понравится!

— Ага. Беру. Насчёт патронов только вопрос. Они ж все привозные, с той стороны? Стоят, наверное, как золотые?

— Ну, нет, ты плохо о нас думаешь. Давненько уже почти все патроны, кроме совсем уж замороченных, производятся здесь. Иначе, с нынешней политикой Ордена, каждый выстрел был бы как будто бумажником бросаешься.

Ага. Ну, собственно, этого и следовало ожидать. Если людям не мешать заниматься делом, такие «узкие моменты» та самая, многократно осмеянная «невидимая рука рынка» расшивает очень быстро.

Том, тем временем, продолжает.

— Советую взять пару упаковок «GOLD DOT», экспансивные, 200 гран. Для самообороны самое то. Двадцать центов за штуку. Дороговато для местного производства, но это точная копия «GD» из Старого Света. Собственно, ребята, которые их производят, оттуда и ушли. Сейчас у них в Форт-Линкольне завод. Качество отличное. Ну, а для тренировок лучше те же, которым сейчас стрелял. У нас же и делают, в Порто-Франко. «First Arsenal» называется контора. Десять центов за штуку, качество вполне приемлемое. Есть цельнометаллические, есть экспансивные.

Да уж, мёртвого уговорит. Вернувшись в зал и отпустив молодое поколение доделывать, что уж оно там делало, оформляем покупку. Чисто из интереса решил расплатиться картой – на этот раз пришлось не только проводить ей по сканеру, но и вводить пин-код. А вот у армян на базе не надо было. Видимо, они вызывают у Банка Ордена большее доверие.

Никакой регистрации не понадобилось, что меня весьма порадовало. Не потому, что я с ним собираюсь инкассаторов грабить, я не собираюсь, а просто как подтверждение того, что затопившее Орден безумие пока не распространилось дальше. Надеюсь, и не распространится.

Пока я цеплял кобуру на пояс (не без мягкой подсказки со стороны Тома, в смысле правильного её расположения для наибольшего удобства), экс-миссурианин (миссуриец? миссурианец?) приболтал меня купить ещё три магазина и держатель для них. Или как там эта штука правильно называется? Для подсумка как-то маловата. В общем, его я закрепил с левой стороны, заодно и пояс вправо перетягивать особо не будет. Пожалуй, нельзя сказать, что меня развели – с учётом того, что патронов в магазин входит всего восемь, небольшой запас будет полезен.

Я уже собирался попрощаться и уходить, когда взгляд упал на маленький, невероятно тонкий пистолет на соседнем с «Kimber» стенде. Том, чувствующий интерес покупателя, как акула кровь, мгновенно среагировал.

— Двуствольный дерринджер от «DoubleTap Defense». Отличная вещь, из всех карманных пистолетов лучше просто нет. Есть с титановой рамкой, есть с алюминиевой. Есть съёмные блоки стволов, на 45-й и на парабеллумовские 9 мм. Смотри, тонкий какой – где угодно можно носить. Хоть в кармане, хоть на руке, хоть ноге, вообще где угодно!

Эхе-хе-х… Чувствую, сейчас я стану ещё немного беднее. Или даже не немного – ценник от 450 экю до 670 (видимо, это титановый). Беру в руки, изучаю. Блок стволов откидывается, патроны вставляются здесь… ага, а вот место в рукояти для ещё двух патронов, укреплённых на маленьком скорозаряднике (или как там по-русски speed loader называется, хрен его знает). Пистолет узкий и лёгкий, рамка при стрельбе должна весьма чувствительно врезаться в руку. С другой стороны, это же не для «пострелять по банкам» пистолет, а «последний шанс».

— Видишь, сначала первый ствол стреляет, нажимаешь ещё раз – второй. В комплекте также кобура для скрытого ношения, с двумя регулируемыми лентами. Вот, смотри – эта поменьше, на руку или на ногу. А эта подлиннее, модно на спине, например, закрепить. И ещё держатель для шести патронов, на защёлке.

— А сменный блок стволов?

— Не, это отдельно. Но недорого, 150 экю всего.

Хе-хе. Дорого или нет, вопрос дискуссионный, конечно. Питаться на эти деньги тут месяц можно, если экономно. Том, тем временем, продолжает.

-…с усиленным зарядом, или утяжелённой пулей. Ну, это я про 45-й, 9 мм без разницы, любой можно использовать.

А вот это, кстати, интересное замечание.

— Слушай, а у вас тут бронежилеты вообще нехорошие ребята часто носят?

Том на секунду задумался, затем осторожно ответил.

— Да нет. У нас, в основном, хорошие ребята их носят. Полиция, патрульные, минитмены и так далее. А что?

— Да так, размышляю… А 9 мм какие у вас есть?

— Разные! В основном русские, на заводе в Демидовске делают. Качество вполне нормальное, но очень дёшево, по местным меркам. Есть всё, от экспансивных до бронебойных.

Ага. Оно-то мне и надо.

На донцах патронов, принесённых Томом, стоит то самое клеймо из книги: шестерёнка, пересечённая мечом, и надпись «Демидовск-патрон». Ну, что сказать – молодцы наши, один из самых важных рынков под себя подмяли.

— Пойдём в тир, попробую? Девятимиллиметровыми.

— Пойдём. Тим! Иди сюда!

На этот раз мишень установили на десять метров. Собственно, в основном такое оружие вообще в упор используется, как мне кажется.

БАНГ! БАНГ!

Отдача несколько неприятная, узкая рукоятка врезается в ладонь, но ничего страшного, вполне терпимо. А вот 45-й калибр мне что-то даже пробовать не очень хочется. Да и смысла нет, всё равно 9 мм решил брать.

Смотрим. Пятёрка слева-внизу и семёрка справа. Ну, сойдёт, в общем. Как уже сказал, из этого пистолета в упор надо стрелять. Задумка у меня следующая – в первый ствол заряжать бронебойный, во второй – экспансивный. Даже если человек без броника, и первый прошьёт его насквозь, внимание это отвлечёт, скажем так. Как минимум, ха-ха. И можно добить его экспансивным, или выстрелить экспансивным во второго. И быстро сваливать, пока кто-то из них не очухался. А вот если их будет больше, тогда хрен его знает. Не то, чтоб я ожидал каких-то конкретных неприятностей, но у неприятностей вообще есть такое свойство – приходить нежданными и незваными. Купить, что ли, ещё один пистолет? Что-то промежуточное между 1911 и дерринджером, чтоб подмышку повесить, или на щиколотку? Или это у меня уже паранойя начинается?

Нет, нафиг. Будет надо, куплю, а пока что обойдусь этими двумя. И так, если в доллары пересчитывать, пять штук потратил, даже больше немного. Это за два пистолета-то, с ума сойти. Ладно, будем считать, побаловал себя немного. Тоже нужное дело – если лишать себя всех радостей жизни, зачем такая жизнь?

— Слушай, а что-то покупателей у тебя не густо. Вроде место бойкое.

Том пожал плечами.

— Ну, сейчас вообще не сезон. Вот как дорога до Баз просохнет, там только успевай поворачиваться. Прошлым летом аж двух продавцов на сухой сезон пришлось нанимать, мы с Тимом не справлялись. Зимой-то через ворота немного людей перебрасывают. Да и утро ещё только. У меня тут три всплеска активности в день, когда поезда приходят.

— Понятно…

С полминуты размышляю, не спросить ли его об истории магазина. Не зря же он в «Земле лишних» фигурирует, причём с такой точностью. Или не стоит? Его заколебали, наверное, уже такими вопросами… Не, не могу удержаться, слишком интересно.

— Том, а ты давно магазином этим рулишь?

Он хитро улыбнулся.

— Что, тоже книжку эту вашу русскую читал, ха-ха? Да, у меня многие из ваших спрашивают.

Киваю и развожу руками – мол, сам понимаю, что не самый умный вопрос на свете, но вот любопытно мне.

— Магазин уже третий год мой. Здешний год, в смысле. Предыдущий хозяин был латинос, из Майями. Сеньор Рауль Куа́ра Аме́скуа, ага. Перебрался в Антофагасту, вроде бы, не знаю уж, зачем. Но никаких роковых красоток не было, и белобрысых здоровяков тоже. А все русские вечно спрашивают, ха-ха. А вот Анри Ярцев в документах есть, про него тоже спрашивают. Был совладельцем, но давно, лет восемь назад, продал Раулю свою долю. Но я ж тогда не знал, что он у вас знаменитость, поэтому и не спрашивал ничего. А сейчас и не у кого.

Машу рукой.

— Да и хрен с ним. Я так, из любопытства спросил.

Колокольчик на двери звякнул, сигнализируя о появлении нового покупателя – ничем особо не примечательного белого мужика в ветровке и джинсах. Пожалуй, на этом пора здесь закругляться. И так уже куда больше денег оставил, чем собирался. Да и ни к чему людей от работы отвлекать.

Попрощавшись с Томом, выхожу на улицу. Дождя по-прежнему нет, что радует. Что у нас там со временем… Без пяти одиннадцать. Пожалуй, имеет смысл выдвигаться в сторону центра. Идти до него, судя по карте, минут сорок, не больше, а там имеет смысл зайти в представительство Социалистической (блин, аж зубы сводит) Республики Новороссия. Разузнать из первых уст, так сказать, что и как. Может, не всё там так ужасно, как я себе представляю.

[1] Soledad – одиночество (исп.)

Leave a Reply